Зело
Сегодня моя копилка эстетических впечатлений пополнилась шедевром.

Дело было так. Посещая в рамках диспансеризации разнообразные поликлиники, я не заметила, как телефон разрядился и вышел из зоны. Заглянув на минуту домой, я написала Мите смс через интернет-службу, предупредив, что буду в два делать снимок в больнице напротив его работы. Мысль была передать ему кое-что.

Конечно, уверенности, что встреча состоится, у меня не было. Он мог не заметить сообщения в пылу трудовой битвы, мог не найти момента. В больнице я суетилась, то и дело сбегая из очереди, чтобы посмотреть, не пришел ли он. Расстроилась: Димона не было. Знала бы я, что он сегодня не Димон, а настоящий Демон, принявший обличье Адама…

Покинув больничные стены, я намерилась возвратиться домой. Тут взгляд мой зацепил погрешность на ткани обыденности. Проносящиеся машины, деревья вдали, скрывающие промышленный квартал, редкие прохожие.… А через дорогу, наискось от меня, возвышался пришелец из фантазма девственницы, мечта художников соцреализма, сам труд в первобытном и мощном проявлении, привитый болезненной роскошью готики.

Представьте двухметрового мужа со смелым размахом плеч, хмурым лицом Абаддона, пасмурными скулами, открытым великолепным лбом (бывшая концертная шапка сдвинута назад), острыми бровями над ледяными глазами. Выражение его лица можно трактовать как величавое, поистине царственное сознание собственной инакости, хотя на самом деле это обращенность в себя. Отрешенный, грозовой, темный и прекрасный, как туча, он похож на воплощенного демона, суть которого просвечивает сквозь темно-синюю траченную огнем робу.
Любой эпитет подошел бы ему и был бы слишком мал: он и лесной царь, оплодотворяющее божество, и Велес, идущий за волшебным плугом, и Гефест, кующий жизни, и все языческие боги и хтонические чудовища, все, чем является мужчина в лучшей его проекции.

Его серьги, наушники, шапка - от рок-идола. Спецодежда, обувь на толстой подошве, прибавляющей к росту еще несколько сантиметров – от кумира советской идеологии.

Кто бы это мог быть? Прозревая, я наполнялась восторгом: это мой собственный демон, преобразившийся в новом одеянии. Это его угловатые брови и нежные губы, его чеканные скулы и подбородок, сосредоточенный хрустальный взгляд. Его сильные, все умеющие руки и размашистые плечи, и энергия темного зверя, исходящая от фигуры, будто врезанной алмазом в закопченную платину.

Это ему 70 лет поклонялись писатели и поэты, ему приносили дары режиссеры, его пытались изобразить актеры – и не могли, изнеженные, ни на шаг приблизиться к истине.

Конечно, я окликнула его, перелетела дорогу, мы целовались под деревьями на узкой полосе травы, он был высоким и немного чужеродным. Антиматерия. Но он улыбался белыми зубами хищника; выкурил сигарету, посмеиваясь: ждал меня полчаса. У нас спрашивали дорогу, я льнула к нему белым плащом, пытаясь дотянуться до губ, он был весь в гари и пыли, прекрасный, слепящий, недоступный. Ему нужно было возвращаться. Искала фотоаппарат в сумке, - вспомнила, что забыла дома. Хотелось запечатлеть…

Моя голова наполняется шепотом листьев и треском звезд. Я провалилась в истинную реальность.

@темы: Я, Темный Господин, Символы, Мужчины, Моя проза, Мои люди, М., Лесной Царь, Красота