22:43 

Электричество

Зело
Красота – особый род стимулятора. Даже если ты, проведя бессонную ночь, следишь за миром из глубины, красота втаскивает тебя на поверхность.

Так было на библионочи. Мы остались до шести утра, отпустив друга-водителя восвояси. Незаметно тикали часы. К концу мероприятия предложено было играть в «манчкин». Расселись вокруг прямоугольного стола: я во главе, по левую руку подруга, по правую – муж, напротив – еще двое ребят и мама подруги.

Это было как звучащая исподволь музыка трип-хоп: мягкий бит и расслабленный голос вокалистки. Реальность неумолимо соскальзывала во тьму. Я не играла, ходы за меня делали муж и подруга. Я же бессовестно любовалась на них, столь отличных от меня самой. Древо человеческой эволюции ветвисто, и некоторые ветви, несущие в себе редкий геном, исчезающе тонки. Одна из таких ветвей уронила на мою ладонь целых два листа – длинных, с серебристой холодной изнанкой.

Подруга - из тех изгибистых женщин, которые даже в худобе не выглядят плоскими. Талия становится осиной, запястья прозрачными, ноги звонкими, однако внутренняя часть бедра остается плавной, бедра крутыми, грудь дерзко вздымает ткань, нежные щеки цветут. Так бывает, когда извивистая фигура «насажена» на очень узкий костяк.
Как все высокие люди, она немного сутулится, отчего кажется застенчивой и чуть неловкой. Закрытая черная кофта скрадывает роскошество груди. Черные леггинсы, жокейские сапоги – юный паж во всей красе. Греческая головка увенчана огромным узлом, свитым из чрезвычайно густых каштановых волос. Изысканная простота лица не нуждается в гриме. Соболиные брови, лисий нос с любопытным кончиком, аквамариновые глаза, сочные губы. Белые зубы вспыхивают в неуверенной, сонной улыбке. Музыкальные пальцы выбирают карты из вороха на столе, узкие ногти, покрытые белой эмалью, порхают, как лепестки, схваченные ветром.

Муж – из рода древних охотников и воинов, тигрообразных бегунов с широкой грудной клеткой и смелым размахом плеч, с длинными, почти африканскими ногами.
Хрустальный свет его лампад притушен, на чеканное лицо утро будто набросило тень, резче обозначив синеву под глазами и строгую линию губ. Отпущенная к празднику щетина уже начала превращаться в бороду, и сейчас, в ореоле усталости, это особенно заметно.

Сознание блуждает в приграничной зоне. В такие моменты властвуют инстинкты. Тихие возгласы: «а что означает эта карта»? Дымный смех. Мимолетные улыбки. Его голос – низкий, растянутый по шкале времени. Она щебечет в своей торопливой манере, читая описание. Всплески хохота. Все умолкают, задумавшись.

Известно, что зевота заразительна. Потягивание тоже.

Подруга разминает затекшие руки, медленно потягивается, отводит плечи назад. Ткань на миг обрисовывает ее холмообразную, тесно посаженную грудь, западает справа и слева от линии бедер. Она похожа на кошку, вытянувшую лапки в сонной истоме.

Муж зеркалит ее. Расправляются широкие плечи. Капюшон оползает на спину, руки раскидываются, пластины грудных мышц движутся, как тектонические плиты. Хищный зверь на лежке.

Пространство сквозит электричеством.

Я опускаю ресницы, смакуя вид. Озерная синь, морозная зелень ивового листа, розовеющий горизонт. Рассветное наслаждение, глоток первичного бульона, откуда все мы вышли и куда вернемся.

@темы: Гет, Женщины, Красота, Мир Марины Яниной, Мои люди, Моя проза, Мужчины, Наблюдения, Русское и славянское, Трио, Фетиши, Шедевры природы, Я

URL
Комментарии
2017-04-30 в 23:37 

Автор, пишите больше и чаще, очень хороший стиль! С удовольствием читаю!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

"ХНН"

главная